Заказать обратный звонок
Ваш запрос отправлен,
администратор клиники перезвонит
Вам в ближайшее время
Если вы отправили запрос после 20:00,
администратор перезвонит
Вам на следующий день.
Записаться на прием
Ваш запрос отправлен,
администратор клиники перезвонит
Вам в ближайшее время
Если вы отправили запрос после 20:00,
администратор перезвонит
Вам на следующий день.
Запись на прием

Вы можете проконсультироваться по данной услуге по телефону (383) 303–03–03

Вооружённые лапароскопом

Малоинвазивная хирургия.jpg

Операция — ответственное мероприятие. Хотя посвящать пациента в детали хирургического вмешательства обычно нет необходимости, кое-какие решения принимать человеку придётся. Например, что выбрать: открытую технику оперирования или лапароскопическую методику? Хорошо, когда есть время подумать, а если операция экстренная? Чтобы не вгонять себя в состояние стресса, можно узнать всё самое важное о лапароскопии уже сейчас и заодно понять, почему врачи считают, что за операциями без разрезов стоит будущее.

Начнём с того, что лапароскопия – это не отдельный вид операции, а метод доступа к органам. Многие операции, которые раньше проводили открытым путём (его называют «классический» и «традиционный») — то есть с разрезом тканей, сегодня делают лапароскопически – через несколько маленьких проколов.

Операции на органах брюшной полости, малого таза и забрюшинного пространства — наглядный тому пример. Удалять желчный пузырь, аппендикс, избавляться от грыж — всё это теперь можно делать быстро, почти без боли, шрамов и даже длительных больничных.

Как проходит лапароскопическая операция на органах брюшной полости

Подготовка к любой операции стандартная: пациент проходит комплекс обследований, по результатам которых хирург может предсказать реакцию организма на вмешательство, а анестезиолог — точно рассчитать дозу наркоза (такую, чтобы пациент провалился в глубокий спокойный сон, а после операции проснулся без тяжёлых побочных эффектов типа головокружений и тошноты).

При лапароскопии брюшную стенку не разрезают. Чтобы подобраться к оперируемой области врач делает небольшие проколы. Обычно их 3 или 4, и каждый из них менее сантиметра длиной. В эти проколы вводятся специальные трубки – порты, сквозь которые врач действует внутри брюшной полости стерильными инструментами — длинными и тонкими. Так можно резать, рассекать, прижигать, сшивать и вообще делать всё, что необходимо, чтобы вылечить пациента.

А ещё в брюшную полость обязательно вводится эндоскопический прибор с видеокамерой. На мониторе отлично видна патология, и операция проводится как под микроскопом.

Чтобы проводить манипуляции было безопасно для пациента и удобно для врача, брюшную стенку поднимают над органами как купол. Для этого в брюшную полость нагнетается углекислый газ — он инертный, поэтому не влияет на работу высокоточного электрического инструмента и не вреден для пациента. По завершении операции газ откачивается, брюшная стенка без последствий возвращается на законное место.

Лапароскопия подходит для удаления органов и опухолей

Если операция сопряжена с ликвидацией органа или опухоли, то крошечные проколы не становятся помехой. Ведь что аппендикс, что желчный пузырь в спавшемся состоянии представляют собой невесомые мешочки. Для их удаления из брюшной полости применяются мягкие полиэтиленовые ёмкости: врач помещает орган в ёмкость прямо в брюшной полости и затем аккуратно извлекает такую «посылку» через прокол. Брюшная стенка в местах установки портов эластична, отверстие хорошо растягивается, а затем возвращается к прежнему размеру. Вуаля! — и не нужно резать живот, повреждая мышцы, а затем ушивать глубокие слои.

Если речь идёт об удалении крупной опухоли размером с куриное яйцо или кулак, то образование также помещается в полиэтиленовый контейнер, но перед извлечением измельчается специальным аппаратом. Теперь его легко протащить сквозь маленький прокол. Так что, как видите, между величиной разреза и объёмом органа, который врач собирается удалить, нет прямой связи!

Лапароскопия — это быстрее, чем классическая операция

Интересный факт: выполнение, а затем ушивание большого разреза нередко занимает времени больше, чем само оперативное вмешательство. Если выбираем лапароскопию — автоматически сокращаем время операции.

«На то, чтобы только разрезать и ушить рану, может уйти минут 20. Это если пациент стандартных размеров. А чтобы произвести три-четыре прокола, нужна всего пара минут. Зашить их потом можно практически мгновенно», — делится опытом Юлия Александровна Пустыльняк, врач-хирург «Клиники Пасман».

К тому же при лапароскопической операции врачи не тратят время на сооружение красивых косметических швов: крошечный прокол, сшитый буквально парой стежков, и так гарантированно исчезнет без следа.

Лапароскопия — идеальная методика для пожилых и полныхОбычная хирургия.jpg

Лапароскопию можно проводить у специфических пациентов, обладающих избыточной массой тела. Раньше пациентов с обильной подкожно-жировой клетчаткой оперировали практически вслепую, края раны при этом разводили крючками. Сейчас всё можно делать тонкими и прочными инструментами под видеоконтролем.

Пожилых пациентов с организмом, ослабленным возрастом, также предпочтительно оперировать лапароскопически — то есть очень бережно, без разрезов и сопряжённой с ними кровопотери, с минимальной дозой безопасного наркозного  препарата.

Главный плюс лапароскопии — быстрое восстановление пациента

Трудоспособность после лапароскопических операций возвращается быстрее, чем после классических операций на брюшной полости. Уже на следующий день можно уйти домой, совсем скоро вернуться к тренировкам и бытовым обязанностям, выйти на работу, не теряя время и деньги.

Занимайтесь в спортзале, играйте с детьми, летите в командировку — кто вспомнит, что у вас вообще была какая-то болезнь и операция?

«Чтобы понять, хорошо мы полечили больного или нет, в медицине используют такое понятие, как качество жизни. Врачи стараются ориентироваться на этот фактор при оказании помощи. При применении лапароскопической методики качество жизни человека оказывается гораздо выше, ведь радости жизни возвращаются намного быстрее», — сообщает хирург Пустыльняк.

Быстрому возвращению к нормальному ритму жизни способствуют несколько факторов:

  • во время операции используется меньше наркозных препаратов. Лапароскопические операции короче классических, короче и наркоз. Значит, анестезия проходит легче;
  • небольшая кровопотеря. Маленькие проколы почти не кровят, а высокоточные инструменты позволяют не задевать сосуды во время операции;
  • аккуратные проколы всегда затягиваются быстрее любой раны. И следов не останется!
  • нет раны — нет боли. «Боль, которую пациент чувствует после операции, связана с болью в ране, – уточняет Юлия Пустыльняк. — Болит не орган, который мы прооперировали, а брюшная стенка в области разреза. Чем меньше разрез, тем меньше боль. При классической операции длина разреза минимум 10 сантиметров, при лапароскопии, если суммировать проколы, — сантиметра 3»;
  • меньше требуется обезболивающих препаратов. Можно забыть о наркотических анальгетиках, которые серьёзно действуют на организм. После лапароскопии реально вообще не использовать обезболивающие!
  • не нужно носить бандаж. Мало того, что бандаж ограничивает спектр движений, он ещё замедляет заживление: под бандажом кожа потеет, такая среда благоприятна для инфекций. При лапароскопии этого нет.
Приходим в себя после лапароскопии по технологии Fast Track

В хирургии есть свои тренды, только обусловлены они не модой, а логикой. Ранняя активизация больного — стратегия, которой придерживаются известные клиники, в том числе «Клиника Пасман».

После любой лапароскопической операции на органах брюшной полости врачи рекомендуют как можно скорее возвращаться к обычной жизни. Поднять пациента с постели, заставить его ходить в тот же вечер — это не изощрённое издевательство над человеком, только что лежавшим на операционном столе, а единственный способ стать здоровым в сжатый срок.

Ранняя активизация позволяет профилактировать такие серьезные осложнения, как тромбозы лёгочных вен, пневмонию, развитие сердечной недостаточности. Занимаясь повседневными делами, пациент вентилирует лёгкие, заставляет кровь резво бежать по сосудам, активизирует иммунную систему, ускоряет заживление. Движение особенно важно для возрастных пациентов и пациентов с ожирением.

«Есть некоторые ограничения по физической нагрузке. Но если после классической операции придётся долго лежать и включаться в привычный режим по чуть-чуть, то после лапароскопии я рекомендую в первое время ограничить только очень тяжёлую работу — занятия с большими весами в спортзале, труд кладовщика или грузчика. А так уже через пару недель можете на пилатес отправиться, также я советую плавание», — говорит Юлия Александровна Пустыльняк.

После лапароскопии не бывает грыж

Оперативное лечение всегда считалось более серьёзным, чем, например, консервативная терапия. Это связано со страхом отложенных осложнений, ведь не так-то просто предсказать, как поведёт себя организм, в который вторглись со скальпелем.

Риски можно свести к минимуму, если строго соблюдать предписанный врачом режим. Но как же сложно это сделать, когда после операции, проведённой по классике с разрезами, врач требует целых три месяца не поднимать сумки, не убираться в доме, не делать всего того, что раньше вы делали на автомате! Можно лишь аккуратно перемещаться из точки в точку – для активного и деятельного человека это настоящая пытка.

Да и заживает всё гораздо медленнее: большой разрез по старым канонам делается на брюшной стенке вертикально и посередине — это удобно анатомически, но долго потом рубцуется из-за слабого кровоснабжения. Что в итоге? Грыжа. А это значит, что нужно снова оперироваться. Замкнутый круг.

Всего этого можно избежать, если изначально прибегнуть к лапароскопии. Почти моментальное восстановление и легализация физических нагрузок — у грыж нет никаких шансов.

Для врача лапароскопия нагляднее, чем открытая операция

Кажется, что классическая операция должна быть удобнее для врача: большой разрез позволяет хорошенько рассмотреть, что там у пациента внутри. Но всё ровно наоборот: лапароскопия с её крохотными проколами даёт более обширный обзор! Почему так?

При классической операции врач смотрит на открытое операционное поле только сверху, пользуясь общим освещением — пусть ярким, но всё же однонаправленным. Там, куда свет и взгляд не проникает, руководствоваться приходится тактильными ощущениями: увидеть орган сбоку или снизу физически невозможно. При этом работать приходится в глубине разверзнутой раны — а у пациентов с лишним весом и обилием подкожно-жировой клетчатки это особенно сложно.

Легко ли в такой ситуации заметить мелкую патологию, если она спряталась и пока не ощущается даже сверхчувствительными пальцами хирурга? Тот ещё вопрос.

Лапароскопическую методику хирурги зовут «длинный глаз»: видеокамера на кончике инструмента ныряет по желанию врача в любой прокол из четырёх. Можно заглянуть в самые отдалённые участки брюшной полости, выбрать какой угодно угол обзора, рассмотреть орган со всех сторон. И что самое главное — можно сделать это с многократным увеличением на мониторе и контролем малейших движений.

Под видеоконтролем легко работать на самых мелких структурах, таких, как желчные протоки. Исключать кровотечения, ведь каждый сосудик тут как на ладони и можно его обойти, не повредив. Добиваться абсолютной чистоты брюшной полости (а это, между прочим, жизненно важный вопрос), обнаружив и осушив оказавшиеся там жидкости.

Лапароскопия — это ещё и диагностика: два в одном!

Лапароскопия — это не только операция, но и диагностика. В случае острых заболеваний брюшной полости не всегда ясно, в чём причина: может, тут вообще не хирург должен стоять, а гинеколог или уролог. Проведение диагностической лапароскопии даёт точный ответ. В экстренной ситуации сразу наступает процесс лечения тем же лапароскопическим методом.

Лапароскопия избавляет врачей и пациентов от необходимости проведения диагностических лапаротомий — рассечений брюшной полости ради уточнения диагноза, поскольку бывали случаи, когда функциональные расстройства симулировали клинику острых случаев. Доктор понимал, что больного вскрыли зря, на брюшную стенку накладывался большой шов, и далее человека ждал долгий период реабилитации со всеми болями, осложнениями, ограничениями. Сейчас в случае проведения диагностических лапароскопий, если оказывается, что хирургической болезни нет, пациента отпускают домой уже на следующий день, проколы заживают молниеносно!

Вообще любая лапароскопическая операция всегда сопряжена с диагностикой, ведь врач даже при лёгком вмешательстве обязательно проведёт полную ревизию органов брюшной полости фактически под лупой. Иногда это позволяет обнаружить патологии, о которых доселе не было известно: болезни, протекающие бессимптомно, или образования на ранних стадиях. При помощи инструментов легко взять биопсию и понять, требует ли ситуация экстренных хирургических мер.

Хирурги «Клиники Пасман» успешно выполняют симультанные – смежные — операции на брюшной полости в дуэте с урологами и гинекологами: например, одновременно удаляют миому матки и лечат желчекаменную болезнь. При проведении аналогичного лечения традиционной техникой пришлось бы делать две операции с разрезами в разных местах, проводить два наркоза и оба раза тяжело восстанавливаться. Зачем — если можно сделать проще, лапароскопически!

Лапароскопия — это точно хирургия будущего

Лапароскопия считается золотым стандартом хирургии в отношении большинства видов операций на брюшной полости, включая удаление желчного пузыря, удаление аппендикса при остром и хроническом аппендиците, удаление доброкачественных образований и много другого.

А вот грыжи передней брюшной стенки пока часто оперируют по старинке, открытым путём, но, если вы нашли хирурга, который предложит вам лапароскопическое лечение, хватайтесь за этот шанс обеими руками. Ведь заживление большой раны после удаления грыжи — это всегда проблема, сопряжённая с образованием в послеоперационном периоде гематом и сером (скоплений жидкости) в области шва. При лапароскопической операции вы полностью защищены от таких осложнений, так что хирургия грыж, особенно с развитием технологии приживления сетчатых имплантатов, которую активно используют в «Клинике Пасман», тоже стремится к своему лапароскопическому эталону.

Традиционные методики с разрезами остаются в арсенале современных хирургов, но применять их стараются в исключительных случаях, взвесив все за и против. 

Поделиться:

Написать комментарий