Заказать обратный звонок
Ваш запрос отправлен,
администратор клиники перезвонит
Вам в ближайшее время
Если вы отправили запрос после 20:00,
администратор перезвонит
Вам на следующий день.
Записаться на прием
Ваш запрос отправлен,
администратор клиники перезвонит
Вам в ближайшее время
Если вы отправили запрос после 20:00,
администратор перезвонит
Вам на следующий день.
Запись на прием

Вы можете проконсультироваться по данной услуге по телефону (383) 303–03–03

Каждый час на счету: родители должны знать, когда надо идти не к педиатру, а бежать к детскому хирургу

700х350_Дасаев.jpg

Отсутствие очереди, гарантированное внимание, связь с доктором 24/7, безопасный наркоз, легкая реабилитация, доктора с большим стажем и внушительным практическим опытом — основные аргументы родителей в пользу выбора детского хирурга в частной клинике.

А знаете ли вы, в каких случаях необходимо обращаться к детскому хирургу напрямую, минуя педиатра, не теряя драгоценное время? Как отличить опасную боль от «неопасной»? Какие действия родителей могут помешать поставить правильный диагноз? И какие симптомы — повод для неотложного обращения к доктору? О том, что должен знать каждый родитель, рассказал опытный детский хирург врач-эксперт «Клиники Пасман» Виталий Рафаилович Дасаев.

— Как и с какими проблемами к вам попадают дети?

— С рождения дети наблюдаются у хирурга в муниципальных или частных клиниках. На плановых осмотрах, которые обычно проходят в месяц, полгода, год, полтора, выявляются какие-то проблемы. В основном, с половыми органами, грыжи, водянки, кисты, расстройства мочеиспускания, расстройства акта дефекации, жалобы на болезненность в области половых органов, невозможность открыть головку полового члена у мальчиков или наоборот — ущемилась головка и назад не выводится, неопущение яичек — причин обращения много.

— Какие симптомы должны заставить родителей обратиться к детскому хирургу?

— В каждом возрасте свои. Например, с рождения — асимметрия, какие-то образования либо их появление и пропадание в области половых органов, отсутствие яичек в мошонке у мальчиков, какое-то беспокойство у детей, необычный цвет мочи, отсутствие стула несколько дней. В более старшем возрасте — жалобы ребенка на боль или дискомфорт в какой-то части тела.

— Большинство родителей при таких симптомах обращаются к педиатру…

— Действительно, так часто бывает, но это чревато потерей времени. В хирургии есть проблемы, при которых каждый час на счету. Например, перекрут яичка или перекрут гидатид Морганьи — пока родители привезут ребенка к педиатру, пока тот осмотрит, заполнит документацию, направит в стационар или к хирургу на осмотр — все это время яичко находится без доступа крови (перекручено), начинает некротизироваться, и к нам привозят ребенка с уже атрофированным, нежизнеспособным яичком. А это — удаление и другие негативные последствия. Поэтому в некоторых ситуациях медлить нельзя.

Например, стандартная ситуация: у ребенка заболел живот — аппендицит. Но родители внимания не особо обратили, в садик пошли или в школу, вечером ребенка забрали, пришли домой, ребенок жалуется — ему дали но-шпу или другой препарат. Ночью боль усилилась, утром пошли к педиатру, педиатр направил к хирургу, в итоге в стационар они попадают уже к вечеру, когда прошло 36-38 часов с момента заболевания — и уже мы наблюдаем хорошую клинику аппендицита. Конечно, идеально, чтобы родители показали ребенка хирургу в течение 8-12 часов с момента первых болевых симптомов. А не когда прошло два дня. Потому что это усугубление, осложнения, и сама операция удлиняется, и послеоперационное восстановление сложнее — вплоть до реанимации, особенно если прошло порядка пяти–семи суток с первых симптомов, что тоже бывает.

Чаще всего, к нам сюда, в «Клинику Пасман» приходят быстро: живот заболел — час, два, три — и уже пришли на консультацию. Но бывает и по-другому. Поэтому акцентирую: почему надо идти к хирургу напрямую, чтобы сразу исключить что-то тяжелое. К хирургу пришли — хирург исключил, далее пошли искать проблему к педиатру или узкому специалисту. Так правильнее. Потому что, если эта проблема хирургическая, а вы сначала идете к педиатру, теряется драгоценное время.

— Можно как-то по характеру боли определить, проблема срочная или нет?

— Да, боли бывают разные. И родители разные бывают, бывают опытные, подкованные, у которых двое-трое детей, живот заболел, спазмолитик дали, живот прошел — понятно, значит, спазмы были, значит, не аппендицит: но-шпа и другие спазмалитики такие боли не снимут никогда, они снимаются только анальгетиками. А если дали анальгин, боль снизится, но картина будет смазана. В таких случаях мы предлагаем госпитализацию под наблюдение, чтобы посмотреть в динамике на состояние ребенка. Поэтому давайте разбираться в характере боли и делать назначения будут врачи. Тем более что у детей все процессы протекают быстрее, и заболевания прогрессируют быстрее (особенно гнойно-септические).

У нас клиника полного цикла: здесь и консультации специалистов по более чем 40 направлениям медицины, и полный спектр диагностики, все виды анализов, обследований, и хирургическое отделение, и дальнейшее наблюдение лечащим врачом, и реабилитация. Мы проводим и малые, и большие операции, и лапароскопические (без разрезов, через прокол), и под местной анестезией, и под общим наркозом.

— Возможность все сделать в одном месте — главная причина обращения в частную клинику?

— Не совсем. Если говорить о пациентах из регионов, то они приезжают, потому что часто не хватает кадров на местах, для глубинки детский хирург — специальность редкая, поэтому родители стремятся в большие города. Кроме того, и их, и пациентов из Новосибирска, привлекают отсутствие очереди (в поликлинике, чаще всего, приходится ждать месяц и более), сервис — важно внимательное отношение к ребенку, лечение у доктора с большим стажем, с большим практическим опытом. Более того, частная клиника — это, как правило, современное оборудование и технологии: малоинвазивные методы хирургического лечения, адаптированный детскому возрасту шовный материал, а значит, и незаметные рубцы; менее токсичный наркоз.

Мы используем более чистый (наименее токсичный) европейский газ, с которым дети делают буквально два-три вдоха и засыпают, и так же легко просыпаются: убрал маску, два-три глотка атмосферного воздуха — и ребенок проснулся. По ощущениям это, конечно, несоизмеримо легче, чем при наркозе, используемом в государственных больницах, которые не могут себе позволить более дорогой препарат. Не надо дышать по полторы-две минуты маленьким детям и по пять минут более взрослым, меньше интоксикация, легче выход из наркоза и исключены ситуации, когда сознания нет, но чувствительность в процессе операции осталась.

Благодаря тому что интоксикация минимальна, а операции очень щадящие госпитализация у нас очень короткая, в среднем два-три часа — и выписка домой. Ребенок проснулся, мы за ним понаблюдали и выписали под наблюдение.

Благодаря современным средствам связи мы всегда доступны для наших пациентов 24/7, родители могут и позвонить, и оперативно отправить фото, показать, что беспокоит, и получить обратную связь.

— Вы акцентировали внимание на наркозе, это очень важный аспект?

— Безусловно! Надо понимать, что жизнь и здоровье ребенка вы отдаете в руки не одного человека (хирурга), а целой команды, которая должна работать слаженно; и если в этой команде какой-то один человек не соответствует, работа всей команды будет страдать. От одного хирурга, конечно, зависит многое, но не меньше зависит и от реаниматолога-анестезиолога: и вход в наркоз, и нахождение в нем, и выход из этого состояния. У нас в операционной бригаде работает очень опытный анестезиолог Алексей Анатольевич Бутич, который много лет работал в роддоме с ребятишками с нуля, очень опытный доктор в работе, подчеркну, именно с детьми — это очень важно.

— Какие еще нюансы важны при работе с детьми?

— Их очень много. Прежде всего важно быть внимательным — и к ребенку, и к родителям, их надо успокоить, они должны увидеть в тебе человека, которому можно доверить самое дорогое. С самыми маленькими пациентами надо работать через родителей или бабушек, дедушек, которые пришли на прием, найти с ними связь, и они уже успокаивают ребенка. К детям более старшим, 4-6 лет, надо находить подход — они уже понимают, что пришли к доктору, что к ним какие-то вопросы могут быть, что их могут трогать, что надо сотрудничать с доктором. Нюансов много. Маленькие дети до 2-3 лет часто и жалобу сформулировать не могут, а годовалые и вообще ничего сказать не могут — говорить еще не умеют. И приходится осмотром, по анализам и другим методам исследования выяснять причину их боли и дискомфорта. Но у нас, у детских хирургов, есть особая наблюдательность и понимание специфичных для того или иного возраста симптомов. Есть заболевания, которые встречаются у детишек только в годик или только в полгода и быть не могут, например, в месяц.

Кроме того, важный момент — организация операции. В частной клинике мы можем себе позволить устроить все максимально удобным для ребенка образом: операция проводится уже через час после поступления. Утром ребенок встал — еще ни есть, ни пить не хочет, в 9:00 к нам приехал, в 10:00 уже оперируем, в 12:00 отпускаем домой — под контролем врача. В обед он уже может кушать. Для детей, особенно маленьких, это имеет большое значение.

В «Клинике Пасман» представлен полный комплекс медицинских услуг для детей: от педиатров, детских хирургов, неврологов, урологов, гинекологов и других узких специалистов до детских стоматологов, которые при необходимости лечат детей под современным безопасным легким и нетоксичным наркозом.

Записаться к Виталию Рафаиловичу Дасаеву или доктору другой специальности, можно по телефону: +7 (383) 303-03-03.

Поделиться:

Написать комментарий