Во имя здоровья

Интервью с директором клиники Натальей Михайловной Пасман

nm5-big2.jpg

– Наталья Михайловна, за семь лет «Клиника Пасман» выросла из одного репродуктивного направления (от лечения бесплодия до рождения ребёнка) в многопрофильную клинику. Расскажите, как произошло это превращение и как появилась хирургия?

Действительно, репродуктивная медицина была и остаётся одним из главных направлений клиники. Но даже со времени получения первой лицензии на медицинскую деятельность в декабре 2005 года мы позиционировались как многопрофильный медицинский центр, где могут пройти диагностику и лечение не только пациентки, планирующие беременность, но также женщины и мужчины любого возраста, дети от рождения до подросткового возраста.

По мере развития клиники и открытия новых филиалов мы стали привлекать всё большее количество специалистов, и в настоящее время пациент нашей клиники может получить весь спектр медицинских услуг у специалистов практически любого профиля, а также пройти все виды хирургического лечения.

Три года мы мечтали о своём операционном блоке. В октябре 2008 года была открыта операционная в филиале на проспекте Дзержинского, 1/1, где проводились наши первые, в основном гинекологические, операции, а также аппаратный плазмаферез. А в сентябре 2010 года в филиале на Блюхера мы открыли замечательный операционный блок, оснащённый самым современным эндоскопическим оборудованием; стол.jpg в настоящее время мы имеем две лапароскопические стойки фирмы «Olympus», ультразвуковой скальпель Sonosurg, гистерорезектоскоп. Анестезиологическое обеспечение проводится высококвалифицированными анестезиологами-реаниматологами с использованием наркозно-дыхательной аппаратуры фирмы Dräger, пожалуй, лучшей из производимых на сегодня. Наша гордость – это наши специалисты, проводящие сложнейшие операции.

Мы выполняем в клинике не только весь объём гинекологических операций, но и практически все хирургические – пластические, ортопедические, челюстно-лицевые и другие операции у взрослых и детей с самого раннего младенческого возраста.

– Хирургическое направление в медицине – одно из самых дорогостоящих. Больших денег стоят современное оборудование, расходные материалы, препараты – практически всё от лучших мировых производителей. По какому принципу происходило оснащение отделения?

Конечно, много средств было затрачено на приобретение самых безопасных аппаратов для наркоза, следящей аппаратуры, хирургического инструментария, эндоскопической техники. Оснащение отделения происходило по принципу: всё самое лучшее на сегодня – здесь и сейчас, в этой операционной, для того чтобы безопасно и эффективно проводить любые виды оперативного вмешательства. Оборудование и инструмент, шовный материал, медицинские препараты – действительно только от лучших производителей. Кроме того, что мониторингом рынков и закупками у нас занимаются отдельные специалисты, сами хирурги и анестезиологи постоянно отслеживают появление новой аппаратуры и медикаментов. Иногда, казалось бы, мелочи значительно облегчают хирургические манипуляции, позволяют выполнять их более точно и менее травматично.

Следует отметить, что закупка дорогостоящих комплектов самого современного оборудования ещё не гарантирует качества выполнения операции. Мы с гордостью отмечаем, что в 2012 году в нашем операционном отделении не было ни одного осложнения – ни в результате хирургического вмешательства, ни в результате наркоза. Это уже достижение наших специалистов. Чёткое взаимодействие всей операционной бригады (хирурга, анестезиолога, операционной сестры, ассистентов), применение самых современных материалов, использование УЗИ-контроля и безопасного наркоза позволяют успешно проводить сложные хирургические операции с использованием максимально щадящих и органосохраняющих технологий.

После операции пациент наблюдается в комфортной палате интенсивной терапии, которая также оборудована всей необходимой аппаратурой для непрерывного наблюдения за состоянием организма. В клинике реализована концепция «fast track» (быстрый путь), суть которой – дать возможность природным защитным силам организма в полной мере подключиться к скорейшему восстановлению после операции. Технологии «fast track» позволяют избежать послеоперационных осложнений и добиться быстрой реабилитации и выздоровления. При этом мы обеспечиваем постоянное внимание персонала, белковое питание, способствующее регенерации клеток. В результате фактически через несколько часов после операции пациент переводится из палаты интенсивной терапии в одно-, двух- или трёхместную послеоперационную палату гостиничного типа, где проводится восстановительная терапия ещё максимум 2-3 суток после самых сложных операций.

Технологии быстрого восстановления применяются не в каждом медицинском учреждении, и выписка домой на второй день после операции до сих пор считается либо фантастикой, либо прерогативой очень дорогих зарубежных клиник. Но мы это делаем сегодня в Новосибирске. Секрет прост – профессионализм, постоянное развитие специалистов, их высочайшая ответственность, индивидуальный подход, максимум внимания каждому пациенту. Возможно, потому, что мы не ставим операции на конвейер – мы, прежде всего, стремимся к качеству.

– Почему было принято решение поместить отделение хирургии в левобережье? Это связано с плотностью частных клиник на правом берегу?

Не совсем так. Фактор близости к месту проживания важен для участковой поликлиники. И наше территориальное расположение в городе Новосибирске в данном случае практически не имеет значения. Иногда ведь люди едут даже в другую страну, руководствуясь желанием получить как можно более качественную услугу. К нам тоже едут пациенты не только со всего Зауралья, но и из центральной части России, из ближнего и дальнего зарубежья: Азербайджана, Казахстана. У нас проходят обследование и лечение пациенты – наши бывшие соотечественники из Германии, Израиля, Канады, Дании, Норвегии. Важно, что мы можем обеспечить им, помимо высококлассной хирургии и методик быстрого восстановления, комфортное пребывание в просторной, красивой палате, под неусыпной заботой персонала. И это особенно важно, когда наш пациент – малыш.

– Чем отличается хирургия в «Клинике Пасман» от хирургии в других лечебных учреждениях?

В Новосибирске сегодня есть клиники, оборудованные по последнему слову медицинской техники. И уровень специалистов там высокий. Но не везде есть возможность уделять столько внимания каждому пациенту, предоставить ему палату люкс или комфортабельный гостиничный номер, заниматься с ним по технологии «fast track».

Ещё одно наше отличие и наша гордость – безопасный наркоз. Он подбирается индивидуально для каждого пациента. Специальные аппараты – инфузоматы – поддерживают в организме пациента постоянный уровень анестезирующего вещества, именно в такой дозе, чтобы обеспечить надёжное погружение в сон, но не оказывать токсического воздействия на печень, почки, сердце. Через несколько минут после завершения работы хирурга пациент легко выводится из сна; нет той посленаркозной тяжести, которую с ужасом вспоминают люди, перенёсшие операцию 10-20 лет назад.

Индивидуальный целевой наркоз, его аппаратное обеспечение и исполнение по авторской методике мы считаем бесспорным преимуществом нашей клиники.

Ну и важно время госпитализации, срок пребывания в стационаре.

Иногда человеку приходится ждать, когда подойдет его очередь на операцию. У нас же ограничения – только по состоянию пациента. Если нужно подготовить, поддержать организм – мы назначаем терапию, которая позволит легче перенести операцию и избежать осложнений. Все необходимые анализы назначаются во время предварительной консультации, в назначенный день человек проходит только экспресс-оценку текущего состояния и сразу поступает в операционную.

– Вы проводите в клинике операции по восстановлению репродуктивной функции?

В нашей клинике проводится весь объём оперативной помощи пациентам с нарушением репродуктивной функции с использованием эндоскопических технологий: гистероскопия и гистерорезектоскопия, лапароскопический сальпингоовариолизис (рассечение спаек и восстановление проходимости маточных труб), удаление миоматозных узлов лапароскопическим доступом, хирургическое лечение самых сложных форм эндометриоза. Что касается непосредственно малых оперативных вмешательств в протоколах ВРТ – пункций брюшной полости для получения ооцитов, – для этих операций у нас есть отдельная оснащённая операционная, находящаяся рядом с эмбриологическим блоком.

– В клинике есть специальная операционная, где выполняют экстракорпоральное оплодотворение. Почему ЭКО не производят в общей операционной, где также соблюдается строжайшая стерильность?

В нашей общей операционной мы выполняем практически все виды хирургических операций. Безусловно, мы соблюдаем стерильность и все другие требования к безопасности этого помещения. Но операционная ЭКО и эмбриологическая зона – это святая святых нашей клиники, здесь обеспечивается сверхстерильность, сюда имеют доступ только будущие мамы и специалисты, выполняющие процедуры ЭКО. Эта операционная полностью автономна, здесь имеется отдельное наркозное и следящее оборудование.

Естественное оплодотворение человека природа отработала в совершенстве, и оно не требует создания каких-то особых условий. А вот искусственное воспроизведение этого процесса – дело очень тонкое. Операционная бригада работает в полном составе – хирург, анестезиолог-реаниматолог, эмбриолог, ассистент. Для каждой пациентки индивидуально подбирается анестезия.

Для нас ЭКО – не просто хирургическая манипуляция.

Мы осознаем степень ответственности за результат, учитывая надежды и ожидания будущих родителей, учитывая все усилия, приложенные при подготовке организма к долгожданной беременности.

Мы очень трепетно относимся к таинству зарождения новой жизни в нашей операционной. И даже получили на то благословение – обе наши операционные освящены отцом Владимиром, священником храма Александра Невского.

– Наталья Михайловна, не секрет, что некоторые пациенты, выбирая место для операции, ориентируются на звёздные имена, и хотели бы попасть на операцию именно к вам. Оперируете ли вы?

На сегодня в нашей клинике работают специалисты, способные на самом высоком уровне выполнять более 400 видов операций и хирургических манипуляций различных направлений. Это хирурги, что называется, от Бога: акушеры-гинекологи Вера Григорьевна Швайко, Ирина Владимировна Антонюк, Юлия Анатольевна Смирнова, онколог Сергей Данилович Никонов, онколог-маммолог, доктор медицинских наук, профессор Сергей Васильевич Сидоров, уролог-андролог Николай Дмитриевич Темников, детский хирург Елена Алексеевна Руселик, детский челюстно-лицевой хирург Елена Владимировна Носкова, врач общей хирургии Олег Александрович Зарубенков и другие.

Я тоже при необходимости могу прооперировать – за плечами большой опыт. Но часто оперировать не могу: у меня, кроме административных задач в клинике, много других дел – я веду личные приемы и наблюдаю сложные беременности, преподаю в НГУ, поддерживаю профессиональные связи в научном сообществе. А для того, чтобы оставаться блестящим хирургом (коллеги это знают), надо оперировать каждый день. Поэтому сегодня у операционного стола в нашей клинике – хирурги, в профессионализме которых я не сомневаюсь.

IMG_8855_1.jpg – В экстренных ситуациях скорая везет человека в ближайшее медицинское учреждение, способное оказать помощь в данной ситуации. При необходимости плановой операции человеку очень сложно сделать выбор, где оперироваться. На что следует ориентироваться прежде всего?

Безусловно, надо прислушаться к рекомендациям специалиста, направляющего на операцию. Но когда у человека есть варианты выбора, стоит сравнить их, и прежде всего – оценить безопасность операции. Не секрет, что простое сравнение вариантов по стоимости не даст объективной картины. Считаю, что необходимо рассмотреть следующие аспекты:

1. Специалисты-хирурги должны быть высококлассными профессионалами.

2. Анестезиологи должны обеспечить самый безопасный наркоз.

3. Лечебное учреждение должно быть оснащено современным оборудованием.

На послеоперационную реабилитацию влияют не только медицинские технологии, но и чисто человеческие – условия пребывания в стационаре, внимательное отношение персонала, качество сервиса.

– Для женщины в бизнесе есть большая проблема – она часто теряет роль хранительницы очага в семье: приоритеты расставлены так, что на первом, втором и третьем месте – работа. Удалось ли вам избежать этой участи?

В нашей семье главная хранительница очага – моя мама, которая очень переживает за всех моих пациентов, особенно трудных беременных, за наши дела в клинике. И мой муж, и мои дети в курсе всех наших дел. Все члены нашей семьи – старшее, среднее и младшее поколение, а сейчас и подрастающие внуки вносят свою лепту в поддержание домашнего очага и являются его хранителями.

Поделиться:

Получите консультацию специалиста по оказываемым услугам и возможным противопоказаниям